Детство наше золотое.

В крестьянских семьях детей очень рано приучали к ответственности и систематическому труду: это одновременно было и главным вопросом воспитания и залогом выживания.

Причем взгляды наших предков на воспитание вряд ли порадовали бы современных подростков.

Подход к своим наследникам был не просто строгим, а очень строгим.

Обычно поручения между домочадцами распределялись главой семейства в приказном тоне, и никто не перечил ему в ответ.

Первую похвалу ребенок слышит, когда начинает  помогать старшим. А в деревне без помощи детворы и вовсе не обойтись. Смолоть зерно, сбить масло, присмотреть за младшими братьями и сестрами, с 5-7 лет девочку учили прясть, в этом же возрасте она готовила свою первую кашу, в этом ей помогала кукла помощница, которую мастерила мама.  Это был настоящий рецепт: По пояс крупички, по шейку водички, по головку каша получится - говорила мама, и дочка на всю жизнь запоминала эти слова.

Алевтина Арсентьевна Шадрина (Нестерова) из старожилов нашего края. Родилась она в начале века, в 1918 году.  Вот моменты из ее детства: « Мне было лет 10, когда для меня папа сделал маленькую косу, и я тоже ходила на покос. Я старшая из детей была, а какой в то время из меня косец-то был? А еще ребятишки коноплю дергал, вязали пучки. Меня папа  и на рыбалку брал, у нас в семье одни девчонки были. Там где кальджа в Обь впадает, чуть в стороне у нас стояло «карамо». И только река « слепится» мы уже там ставим самоловы. Стяжки две. Когда и сама рыбачила. Возьмешь пешню, сак, лопату и на реку. Мороз!  А в воде голыми рукам работаешь».

Бывало время, когда по какой-то причине мальчишки, да и девчонки становились кормильцами для своей семьи на ровне с взрослыми. 

Вспоминает Александр Иванович Вялов. 

« Мы все трудились в поте лица с раннего детства. Я помню, когда мне было 6-7 лет, отец привязывал меня к седлу, и я боронил, возил на сенокосе копны, вывозил со двора навоз. В 12-14 лет участвовал в строительстве земляной насыпи от д. Костарево до д. Голещихино через заливную Вяловскую ливу. На работу и с работы возвращались, как правило, с песнями.

Пришлось оставить учебу, чтобы помогать семье. Отец загрузил меня работой по  хозяйству.Тут же отправил на рыбалку самоловничать на р. Обь под Чистый Яр….

Два раза в день утром и вечером мы, дети ездили на лошади кормили и поили скот на пруду. Считалось это обычным явлением…»

Из воспоминаний Георгия Глебовича Сухушина жителя деревни Большая Нестерово.

« В семье без дела никто не сидел.  Дома и мальчики, и девочки помогали по хозяйству: подметали и мыли полы, ножами скребли доски на крылечке, и в огороде работали, убирали мусор во дворе, ухаживали за скотиной. В возрасте 10-11 лет уже вместе с родителями ходили на уборку хлеба и на сенокос. А позднее и на всевозможные промыслы».

Так, постепенно из подрастающих  воспитывались настоящие труженики. И никто не удивлялся, когда 12-14 летний подросток, приезжая с самостоятельной рыбалки, приплавлял полный обласок карасей или чебаков.

Всех детей от мала до велика  нередко отправляли в лес собирать ягоды, грибы, шишки, травы или на речку-удить рыбу. Для ребятни это было настоящим приключением, которое к тому же помогало готовить их к взрослой самостоятельной жизни. Как правило, всеми необходимыми навыками подростки овладевали к 14- ти годам.

Мальчик становился правой рукой отца, заменой при его отлучках и болезнях, а девочка – полноценной помощницей матери.

Детство, в нем живем, тепло и ласка матери, первые нехитрые игрушки, милый родительский дом, с его запахами и звуками. В том мире есть место тому, что связывает тебя и напоминает о счастье детства: любимая кукла и книжка, первый велосипед и фотоаппарат. Удочка, которую помогал тебе мастерить отец и подаренные на День рождения коньки.

Годы детства Тамары Викторовны Панасенко (Шадриной) пришлись на военные. Хлеб давали по карточкам, как и по всей стране и когда он стал свободно продаваться, то вкуснее и слаще ничего не было! А еще чувство счастья испытала маленькая Тамара, когда вернулся с фронта отец, такой родной и не знакомый одновременно.

Мама Машеньки Штурман в 40-е годы работала ночным сторожем. Для Маши и ее сестер самой счастливой минутой было возвращение мамы с работы.

В 6 лет Коля Ломакин впервые попал на рыбалку. С собой его взял сосед, репрессированный немец. Ночь у костра, первый пойманный язь…Такой большой, что чуть было колю с удочкой не утащил в реку. Для пацана это было счастье!

Катеньке Райм в 50-е было 3-4 года. Ее куклы были сшиты из тряпочек, были среди них и любимые. Как-то сидела она на кухне с мамой и вдруг, за дверью раздался писк. Дверь отварилась, на пороге стоял улыбающийся отец, в руках он держал большую настоящую куклу. Кукла умела «агукать». Моему счастью не было конца-говорит Екатерина Владимировна Березовская.

А какое детство без игр, без друзей-товарищей?

Водяную мельницу в Парабели выстроил Видмич Павел Емельянович. Оригинально построенная плотина делала речку полноводной все лето. Изобилие воды, рыбы - привлекали детей. Здесь было  место отдыха: купание, солнечные ванны, рыбалка. А зимой катание на коньках.  Под крутым берегом Парабельского яра в то время практически не было строений и зимой это были излюбленные места катания на санях, лыжах и просто на шкурах (овечьих или коровьих). Те же зимние забавы были у детворы из других деревень.

Вспоминает Тамара Викторовна, ее детство прошло в деревне Б. Нестерово:    « Бывало, притащим большие сани, то, что лошадьми запрягают, усядемся гурьбой и летишь с горы…Дух захватывало!

С нами и отец катался частенько, он учителем работал тогда в нашей деревне. Были у меня и коньки их к валенкам подвязывали. Я на них по накатанной дороге каталась.

А только снег сойдет, в лапту играми. Ох, и любили ее у нас!

Даже взрослые наравне с нами мяч гоняли. А мяч делали из скатанной шерсти. Он плотный и тяжелый, такой, если зацепит, зашибал крепко. Мальчишки еще в «бабки» играли. Из косточек широких и не высоких (есть такие в ногах скотины) ставили разные фигуры, а из более длинной косточки делали биту. В ней сверлили отверстие и заливали свинец (для утяжеления). Эта игра похожа на современные городки. А вот в «зоску» и девчонки были не прочь поиграть. К кусочку шерсти подшивали свинец и его, подбивая внутренней стороной ступни и пяткой, удерживали в воздухе. Были ассы, которые до 400 раз набивали».

Школа и детство не разделимы. В Парабели школы появились в конце XIX века. Школа гражданского ведомства, церковно-приходская, школы грамотности- все они находились в ведении церковных приходов и обучения в них производили местные священники.

Из воспоминаний Петра Квинтильяновича  Нестерова: « Все семь братьев Нестеровых закончили приходскую школу. А в самообразовании помогали политические ссыльные. Любили читать художественную литературу. Имели братья и Библию, часто ее читали и подолгу размышляли. Такие, как Лавр и Феодос очень хорошо знали династии дома Романовых. Лавр был от природы артист. Превосходный рассказчик, с удивительной развитой мимикой, он умел увлекать слушателей. Я, еще, будучи малышом, видел у них такие книги «Князь Серебренный» А. Толстого, « Жемчужина Востока», « Хижина дяди Тома», «Томские трущобы».

Вспоминает старожил Парабели Мария Иннокентьевна Костарева « При советской власти начальную школу поместили в бывшем волостном правлении. В третьем классе преподавали нам русский, арифметику и рукоделие, учителя муж и жена Власовы и Большанина Елизавета Васильевна, сестра псаломщика церкви. В школе была организована художественная самодеятельность, и мы ездили по окрестным деревням и даже в Нарым. Когда на месте бывшего купеческого магазина был построен Народный дом, была создана пионерская организация. В народном доме также организовали художественную самодеятельность. Работали кружки: хоровой, драматический и физкультурный « Синяя блуза». Рядом смастерили спортивную площадку, где по вечерам играли в волейбол.

В народе говорили: « Не та родна дочь, что бежит от дела прочь, а та дочь родна, что на всякой работе видна».

Вот так, целыми днями в труде, заботе и вырастали в семьях настоящие труженики, которыми родители могли по праву гордиться.

« Счастливая, счастливая, невозвратимая пора детства! Как не любить, не лелеять, воспоминая о ней? Воспоминания эти освежают, возвышают мою душу и служат для меня источником лучших наслаждений».

                                                                                                            Лев Николаевич Толстой « Детство»

 




Просмотров этой страницы: 131